top of page

Полина Кособокова - мама и лидер движения обмена детскими игрушками Неваляшка шеринг

Обновлено: 28 апр. 2023 г.

“Я стараюсь доносить мысль о том, что игрушек у детей, часто больше чем нужно. Игрушки мешают в каком-то смысле развитию, они имеют законченную форму, с которой не нужно включать воображение, поэтому развитие ребенка идет гораздо лучше, если вся комната не завалена игрушками. Производители игрушек утверждают обратное.”


Расскажите немного о своем бэкграунде?


ПК: Мне сложно было представить что я буду работать в сфере экопросвещения, без специального образования. Базовое образование у меня экономическое, я работала в сфере оценки имущества. Затем, случился перерыв, связанный с рождением и воспитанием детей. Это привело меня к мысли, что надо менять направление деятельности, чтобы в работе было больше смысла и удовлетворения.

С таким настроем, я перешла в активизм. У меня уже были какие-то циркулярные практики, я их развивала и постепенно добавляла что-то новое. Можно сказать что я набиралась опыта и не сразу прыгнула в новую профессию.


С чего все началось?


ПК: Все началось с раздельного сбора (для удобства сокр. РС), в 15-16 году. Я где-то увидела информацию в социальных сетях и предложила мужу организовать дома РС. Он меня поддержал. Вначале я сделала все неправильно. Я решила, что буду сдавать сразу всё, весь пластик нужно спасти от помойки! Не хватало понимания, что не все востребовано переработчиком, например, пленка от сосисок и сыра. Бывают люди доходят до точки от того что они делали все по инструкции и они бросают, но я не бросила. Мы собирали большие мешки, и когда проходила экологическая акция, тогда сдавали, специально далеко не ездили. Есть еще одна хорошая экопривычка - не тратить бензин, даже ради такой благородной цели как РС.


Какая у Вас была мотивация?


ПК: Моя основная мотивация была связана с появлением детей. Как-то начинаешь думать, а приятно ли им будет жить дальше и как это будет происходить.

И сейчас я понимаю, что проблема мусора не будет решена, им всё равно придётся с этим разбираться, но пока они совсем маленькие, просто больше ощущаешь ответственности и хочешь что-то сделать, чтобы им было легче это пережить. Это очень такой сильный мотив, и я во многих других женщинах вижу, что именно после рождения детей, начинаешь более осознанно относиться к потреблению. Это, конечно не универсальная история, не всех так в роддоме накрывает, кто-то через другие вещи проявляет заботу.


Старались ли вы распространять информацию, формировать вокруг себя комьюнити?


ПК: Человек вообще существо социальное и без комьюнити сложно. С одной стороны хочется общаться с людьми которые тебя понимают и поддерживают, а с другой стороны, это не означает что все мои друзья и знакомые “зеленые”.

Также есть такой обратный “эффект пузыря”, и в моем случае это “зеленый” пузырь. В рамках комьюнити, начинает казаться, что все знают что такое раздельный сбор, recycle map, что это базовая информация, но это не так, люди действительно могут не знать, у них просто фокус на других вещах. Поэтому надо вырабатывать готовность, спокойное отношение, что другие могут этого не знать и не осознавать и это нормально.




Как случился Ваш личный переход от домашнего РС к формированию комьюнити?

ПК: Это произошло благодаря моему участию в проекте от молодежного акселератора проектной академии. Я решила что РС у меня дома есть, дети есть, у них есть пластиковые игрушки и они периодически ломаются. Пластик такой ценный материал и я уже смотрю на него как на ресурс. Я придумала такой проект “Неваляшка”, пластик который не валяется под ногами.


Смысл переработки пластика, в том что собирается однородное сырье и под него закупается оборудования, выставляются соответствующие настройки. А в игрушках их настолько много примесей, для достижения определенной текстуры, гибкости и тд. И игрушка в отличие от бутылки гораздо менее стандартизирована, соответственно там может быть смесь пластика и там могут быть какие угодно детали, металл, ткань, электронные элементы тд. Плюс непосредственно на корпусе игрушки нет значка переработки.


В течении проекта, мы тестировали каждый шаг реального цикла переработки и составляли бизнес план. Потом я обзвонила множество переработчиков и все отвечали, девушка если у вас нету фуры одинаковых сломанных игрушек, то по отдельности они никому не нужны. Случайно оказалось, что один переработчик живёт в соседнем доме от меня, и в итоге мы встретились возле дома и на улице он рассказывал как на вкус, цвет, запах, на излом отличить один вид пластик от другого. Я ему принесла образцы и он сказал что, в виде исключения, он готов выкупить 100 кг полистирола и 100 кг полипропиленовых игрушек. Потому что обычные партии от 500 кг, за 14 рублей за килограмм.


Следующий шаг состоял в том, что я попробовала разбирать все игрушки, которые просто лежали у меня дома. Сколько часов у меня заняло это, я не знаю. Муж пришел ночью, спросил может тебе молоток принести или шуруповерт? Этот бесценный опыт показал мне насколько сложно с этим сырьем.

При подсчете бизнес плана, я также поняла что это низкодоходная сфера, которая требует большого оборота сырья. И опять же я не говорю про риски, типа нефть подешевела и стало невыгодно покупать вторичный пластик, потому что первичный дешевле. Поэтому я в нее не пошла. Проект я в итоге переоформила, он называется Неваляшка шеринг. Потом я познакомилась Романом Саблиным и через него вступила в сообщество экологистов. Поэтому у меня получился симбиоз с шерингом.


Расскажите подробнее о идее проекта?

ПК: Базовая история шеринга это вторая жизнь. Когда объявила сбор игрушек, то мне часто приносили игрушки новые, с бирками, и тут вопрос скорее про гиперпотребление. Здесь очень много психологии. Я стараюсь доносить мысль про то, что даже если ты экологичный родитель, у детей все равно больше игрушек чем надо. Есть такой момент, что игрушки, в каком то смысле, мешают развитию они имеют законченную форму и не способствуют развитию воображения. А значит и развитие ребенка идет гораздо лучше, чем когда вся комната завалена игрушками, не смотря на то, что производители игрушек утверждают обратное.

Здесь как раз reduce, reuse, recycle. Первый момент, а точно ли мне нужна игрушка, второй момент, а точно ли мне нужна новая игрушка или я могу взять у соседа/ подруги и третий, а могу ли я починить, то что сломано? Лучше сделать максимум сокращения покупок, чем решать что сделать с игрушкой и куда сдать ее на переработку.






תגובות


bottom of page