top of page

Нагорская Татьяна, лидер движения Раздельный сбор в Санкт-Петербурге

Обновлено: 28 апр. 2023 г.

Глава экодвижения «РазДельный сбор» Татьяна Нагорская продвигает в массы низовую экологию с 2011 года, когда сортировка мусора и отказ от пластика еще не были мейнстримом. Обсудили с Татьяной с чего начинался ее интерес к экологии и как это превратилось в экодвижение.


СС: Расскажите, пожалуйста, о том, как Вы пришли к экологическому образу жизни.


ТН: Я родом из Томска. У меня научная семья, такая профессорская, мои родители, бабушки, дедушки и т. д. еще в советское время отделяли пищевые отходы в городе и отвозили их на дачу в компост. При этом у нас никогда не было машины. И все эти действия не были обременительными для нас. То есть, для меня, осмысленное отношение к каким-то вещам, или отходам, оно свойственно, наверное, с детства. Здесь у меня не было проблем, и получилась такая классическая история.

Кроме того, я хотела быть физиком. В какой-то момент стало понятно, что я могу быть физиком, только если буду уже Лордом Кельвином, потому что где-то надо брать деньги, чтобы быть физиком... И я подрабатывала, подрабатывала, потом, в конце концов, стала работать в программистской конторе, выполняла много задач, у меня заболела спина, в итоге, я решила что уволюсь и буду искать работу, которая мне по душе. И в этот момент, я подумала, что пожалуй я займусь вторсырьем и хочу организовать свой пункт приема вторсырья, который был бы красивый, а не маргинальный. Я стала эту модель обсчитывать, пошла на биржу труда. Там прошла всевозможные курсы, который мне предлагали, бухгалтерские, начало бизнеса и прочее, в общем, я взяла оттуда все, что можно, и обсчитала этот пункт в разных комбинациях. В итоге, я поняла, что вторсырье ничего не стоит. Этот бизнес несет отрицательную рентабельность.


Мы переписывались с Greenpeace с начала 90-х, когда они только зашли в Россию, и у меня сложилось понимание, что в переработке вторсырья кроется системная проблема - в государственном регулировании, в законодательной плоскости. Стало понятно, что пока мы эту историю не поменяем, бизнес ничего не сможет сделать.

В 2011 году ребята из РазДельного Сбора стали проводить свои первые акции. Я всегда относилась скептически к низовым инициативам. Для меня общение с людьми - это усилие, но моя деятельность имеет цель, поэтому я преодолеваю коммуникативные барьеры.

Я познакомилась с ребятами, и поскольку я была на бирже труда и у меня было гибко со временем, я стала посещать от их имени органы власти и другие места. Со временем оказалось, что я - публичный представитель движения. В процессе я осознала, что бизнесу сложно продвигать новые идеи через органы власти, потому что все усматривают в нем лишь коммерческий интерес. Но я увидела огромную силу в общественных движениях, потому что они могут представлять интересы общества, но при этом не “запятнаны” жаждой коммерческого успеха. Потенциал у большой волонтерской организации, которая правильно выстраивает свои цели, значительно больше, чем возможности отдельного пункта приема вторсырья.

В результате мы создали НКО, и так как я обладала навыками системной деятельности, меня выбрали руководителем.



CC: Расскажите подробнее о существовании Раздельного сбора до Вас.


ТН: Днем рождения движения считается дата первой акции 5 ноября 2011 года, в 2021м нам исполнилось 10 лет. Какое-то время мы существовали без юридического лица, а в июне 2015 года оформили НКО. Несмотря на то, что многие организации не имеют юрлиц, наша масштабная деятельность требовала оформления, иначе нас бы не восприняли всерьез на федеральном уровне. Мы активны и прозрачны, мы видим свою миссию в том, чтобы развивать некоммерческий сектор, показывать, как достигать успехов в этой сфере.


СС: Как Вы считаете, насколько Петербург - удачный контекст для продвижения экологических идей?


ТН: Петербург – это очень хороший контекст. Низкая активность со стороны государственной власти компенсируется широким откликом населения на низовые инициативы. Именно в Питере появилось масса движений - «Красивый Петербург», «Мусора.Больше.Нет», «РазДельный Сбор», «Фудшеринг». Со всеми этими организациями мы так или иначе сотрудничаем, создавая питерскую эко-тусовку.

В городе рождаются стартапы, порой думаешь: «Как же они выживут?». А потом смотришь, они стали с кем-то сотрудничать, у них появилась поддержка населения. В Питере не зазорно сказать «Я придумал такую штуку»; на тебя не покажут пальцем и не скажут «дурак», сообщество большое и не злое. Хотя порой экологические активисты слишком критичны и одна из моих задач - возвращать обсуждения в конструктивное русло, преодолевать статус “избранных”.


Избранность сильно вредит, потому что мешает масштабированию. Если все будут делать, как я, я перестану быть уникальной. Но если моя цель в том, чтобы остальные тоже практиковали экологичный образ жизни, желание избранности становится препятствием.

СС: В чем миссия и основные ценности РазДельного Сбора?


ТН: Мы продвигаем парадигму циклической экономики, основанной на принципах устойчивого развития, и изменение парадигмы потребления. Основной принцип - ресурсный цикл должен быть замкнут и для этого нужно перестраивать все процессы.

Надо понимать, что отходы образуются на всех стадиях производства и потребления. Переработка как таковая не является панацеей, и нужно выстраивать процессы таким образом, чтобы у вас был цикл и чтобы он был медленным. То есть, чтобы между актами переработки ваш материальный товар мог использоваться как можно более длительный срок, а его дальнейшая судьба была предопределена на этапе дизайна.

Для того, чтобы это сделать, нужно перестроить всю ресурсную схему, историю перемещения товара. Мы в России зачем-то едим бананы, хотя должны есть репу. Кстати, недавно вся Европа ополчилась на авокадо, хотя на бананы почему-то нет. Когда я об этом рассказываю на публичных мероприятиях, это вызывает шок, люди не знают, как им жить дальше, но мы рассказываем как, потому что уже есть много возможностей для перестраивания модели потребления.

У РазДельного Сбора есть и такой важный принцип: любой волонтер – это лицо движения. Если волонтерам не уделять времени и не делать образовательные программы, сборы и мероприятия, то они не будут до конца понимать сути движения. «Прихожане» (мы так между собой называем горожан, которые приходят к нам на акции) могут в чем-то ошибаться, но мы не можем их осуждать. Волонтер должен быть человеком с большим сердцем, открыто нести знания и с удовольствием отвечать на вопросы новичков. Хоть это и сложно, но обязательно нужно.


Comments


bottom of page