top of page

Валерия Стромцова, волонтер Раздельного сбора

Обновлено: 28 апр. 2023 г.



Расскажите немного о себе?

Лера: Мне 23 года. Недавно переехала в Москву, хотя всю жизнь жила в Питере до этого. Учусь в НИУ ВШЭ магистратуре и работаю проджект-менеджером.



Мусорный полигон в Санкт-Петербурге

Когда у вас впервые появился интерес к экообразу жизни и экопрактикам?

Лера: Думаю одним из поворотных моментов был, когда мы поехали на какое-то кладбище под Питером, оно оказалось недалеко от мусорного полигона, куда привозят все отходы. Когда я увидела эти огромные кучи, я очень удивилась, что все это мусор. Там летало очень много чаек и это выглядело как будто серые горы. Я просто не представляла до этого масштаб всей проблемы.

Но тогда я ещё не начинала предпринимать никаких действий в связи с этим, потому что была очень маленькой. Но этот момент я очень хорошо запомнила. Потом где-то в 9-том классе я начала находить все больше упоминаний об экологических проблемах, и начала сама искать информацию. И потом, мы с мамой начали разделять упаковки, это был примерно 2015 год.


С какими трудностями вы столкнулись?

Лера: Ну если мама сразу приняла и поддержала эту инициативу, то папа отнесся скептически. И в принципе, до сих пор, он это не очень позитивно воспринимает, не знаю почему. Я не стараюсь его переубеждать.

Вначале было сложно находить пункты раздельного сбора, хотя вроде бы уже была Recyclemap, на которой можно находить места, где сдать вторсырье. Но часто происходило так, что ты приходишь на пункт, а он закрыт, и совершенно непонятно куда все эти мешки снова нести.



Покупка товаров в магазине без упаковки

Какие экопрактики вы используете сейчас?

Лера: Начнем с того, что я стараюсь минимизировать свое потребление в целом. То есть я с детства думала, что мне не нравится покупать новую одежду, ходить в магазины, рассматривать что-то, это всё не моё. Мне лучше купить одну вещь, которая мне очень нравится, и пользоваться ей всю жизнь или несколько лет.

Стараюсь не пользоваться одноразовой продукцией, стаканчиками, ватными палочками и прочее. Но при этом приходится договариваться с собой чтобы не быть идеалистом и перфекционистом и не действовать в ущерб себе. Например, если мне лень ехать в «Магазин без упаковки» и покупать там рис, я куплю его в магазине у дома, потому что это быстрее и рис нужен уже сейчас.


Что тебя мотивирует этим заниматься?

Лера: Меня волнует проблема загрязнения среды в целом. Например, когда я хожу по улицам и вижу какие-то разбросанные пластиковые бутылки. Я понимала, что, в той же Европе, в разных странах, когда ты идёшь по улице, ты никогда не увидишь чтобы что-то валялось на земле. Всегда прибирают. Стоят баки для раздельного сбора. Я смотрела, сравнивала эти два мира и понимала, что мне не нравится мир, где столько грязи и мусора. Плюс ещё я понимаю, что в больших городах России очень загрязненный воздух. Я читала исследование о том, что мелкодисперсные частицы очень вредны для человека, попадая в легкие они вызывают заболевания. С этим сложно мириться. Хочется жить в больших городах, где есть работа, учёба, но при этом не хочется портить себе здоровье.

Ещё меня волнует проблема того, что действия властей идут вразрез с принципами экоэкспертов. Не хочется мириться с тем, что строительство мусоросжигательных заводов подается как единственный способ борьбы с отходами.


Расскажите как вы присоединились к РС?

Лера: Я думаю, это было года три назад, мы с мамой подумали, что хотим сдавать больше фракций. Я нашла информацию в интернете о акциях, и мы решили съездить.

Практически после первой акции, я сразу стала там волонтерить. Я поняла, что людям нужно помочь и что можно просто постоять с мешочком и сделать хорошее дело. Примерно два года я не пропускала ни одной акции, до переезда в Москву.


Акция раздельного сбора в Санкт-Петербурге. Источник: gov.spb.ru

Стремились ли вы продвигать такой образ жизни среди своего окружения?

Лера: Многие из моих друзей и знакомых не особо осведомлены о том, что я вообще веду такой образ жизни. Если только видят, что я беру кофе в свою кружку или что-нибудь такое, то тогда они начинают спрашивать, и тогда я уже рассказываю. То есть по их собственной инициативе они получают информацию об этом и дальше уже сами решают, что с этим делать. Но каким-то хорошим образом у меня близкие друзья и молодой человек уже и занимаются и интересуются этими. Может быть, это какое-то совпадение и других ценностей в жизни, которые приводят людей к такому же результату.

Я говорила про своего папу. Мне не особо хочется его в чем-то убеждать. Всё-таки он взрослый человек со своим опытом, и у него наверняка есть свои причины что-то делать по-другому. Но иногда, я ему говорю: «Вот смотри, алюминиевая банка, кинь её, пожалуйста, в другой бак. Это же так просто». Иногда он прислушивается.


Чего на ваш взгляд не хватает сегодня, чтобы такой образ жизни распространялся?

Лера: Я думаю, что очень не хватает прозрачности. Многие люди не понимают зачем нам этот раздельный сбор, не верят в это, то есть общественное мнение достаточно предвзятое. Мне кажется, что повышение прозрачности действий государства и компании в этой сфере было бы очень хорошим шагом. В нашей стране сейчас, на словах декларируется довольно экологичный подход к жизни, но на деле это всё расходится с принципами. В Конституцию внесли какой-то пункт про экологию, когда было добавление новых поправок к ней, но конкретных инициатив по улучшению ситуации мы не особо видим. И напротив есть тенденция ухудшения. Например, недавно была история, про законопроект который разрешает строительство дорог на территории заповедников. В целом хотелось бы, чтобы на уровне государства люди поняли, что нужно делать. Потому что эксперты достаточно давно предлагают пути развития.


Comments


bottom of page